Домашние коворкинги набирают популярность | Финансовый портал
Домашние коворкинги набирают популярность

Домашние коворкинги набирают популярность

Приложение KitchinTable — своего рода гибрид Airbnb и WeWork. Оно предлагает фрилансерам-одиночкам почувствовать себя частью коллектива, не переплачивая за место в традиционных офисах для коворкинга. Этот сервис предназначен женщинам — как хозяйкам, так и тем, кто ищет общество и место, чтобы поработать сообща.

Корреспондент FT решила испытать новую концепцию домашнего коворкинга на себе и пригласила поработать у себя дома женщину, с которой познакомилась через KitchinTable. Гостья, попросившая не упоминать ее имени, рассказала, что воспользовалась приложением, так как очень хотела сменить рабочую обстановку (она работает в одном из лондонских стартапов). Она недавно в городе, и ей нравится общаться с новыми людьми. Гостья оказалась приятной собеседницей — настолько, что большая часть времени прошла за разговорами.

Возможность наладить деловые и дружеские связи в неформальной обстановке — одна из целей и причин появления KitchinTable, говорит основательница компании Лейла Дюпюи. Многие женщины-фрилансеры жаловались ей на одиночество. «Познакомиться с другими женщинами может быть непросто. И я ненавижу эти мероприятия для налаживания деловых связей, где приходится по два часа проводить на ногах», — говорит она.

Запуск KitchinTable состоялся в мае. Хозяева платят сервису 10% взимаемой платы, которая на начальном этапе составляет 5-15 фунтов в день в зависимости от набора услуг. Домохозяйка из Техаса берет за возможность поработать у нее дома по $100 в день, но за эти деньги фрилансерам разрешается пользоваться бассейном и теннисным кортом. Для сравнения – рабочее место в лондонском офисе глобальной коворкинговой компании WeWork обойдется в 200-500 фунтов в месяц.

KitchinTable — не первый стартап, пропагандирующий идею совместной работы на кухнях и в гостиных. В 2006 г. нью-йоркские фрилансеры основали Jelly, есть и другие подобные проекты по всему миру.

Одним из первых сторонников идеи стал шведский психолог Кристофер Градин Францен. Четыре года назад он понял, что его собственная личная и профессиональная жизнь не соответствует его вере в важность коллективного разума во время работы. «Обычно я сидел один в кафе, коворкинге или дома», — вспоминает он. Пространства для коворкинга типа WeWork, по идее, должны создавать ощущение принадлежности к коллективу, но это иллюзия, продолжает Францен. «Общность возникает среди равных людей, заинтересованных в том, чтобы войти в сообщество и вносить свой вклад», — говорит он. Францен считает, что сообщество, способствующее совместной работе над проектами, обмену идеями и навыками, не формируется финансовыми способами. Если за членство нужно платить, работники станут перекладывать ответственность на организатора.

Францен приглашал фрилансеров поработать у себя дома в Стокгольме. Со временем это превратилось в движение Hoffice. Францену нравилось, что из этих встреч никто не извлекал прибыли. Именно в этом, по его мнению, и состоит настоящий смысл экономики совместного потребления — использование незанятых в рабочее время домашних пространств.

Как показал опыт корреспондента FT, одна из ловушек кухонного коворкинга — искушение поболтать вместо работы. Участники Hoffice чередуют 45 мин интенсивной работы с 15-минутными паузами для общения.

Аманда Браун, предпринимательница с 20-летним стажем надомной работы и автор книги Homepreneur, регулярно организует встречи для совместной работы в своем доме в пригороде Лондона. «Сразу чувствуется влияние коллектива: появляется больше разнообразия, сосредоточенности и дисциплины», — говорит она.

Консультант по социальным сетям Керин Поттс работает из дома своей подруги, где коворкинг соседствует с импровизированным детским садом. Гости совместно оплачивают услуги няни и получают возможность сосредоточиться на работе в другой комнате. «Это повышает производительность. Это не бесплатно. Но такой вариант отличается от обычных яслей большей гибкостью, к тому же есть возможность приобретать деловые контакты», — говорит она.

По опыту Францена, такой вид совместной работы интересен двум типам людей: тем, кому трудно сосредоточиться, и тем, кто погряз в текущей работе и нуждается в обществе, чтобы восполнить запасы энергии. Самому Францену это помогает побороть вредное желание отложить на потом административные дела, например выставление счетов клиентам. Другие участники Hoffice используют встречи для завершения скучных и трудоемких задач, вознаграждая себя общением после ударной работы.

По мнению Францена, оптимальный размер группы для домашнего коворкинга — 3-6 человек. Если группа больше, от хозяина требуется больше организационных усилий, что мешает ему сосредоточиться на собственной работе. Очень важно доверие. Группа не должна расти очень быстро, иначе участники не успеют привыкнуть к новым людям.

Не исключены и конфликты – если кто-то не придерживается принятых в группе норм, и уладить его должен организатор, говорит Францен.

Вопрос безопасности очень важен. У KitchinTable нет процедуры строгой проверки участников. Корреспондент FT решилась принять у себя незнакомую гостью только потому, что та была знакома с основательницей проекта. Браун принимает у себя посторонних только по рекомендации людей, которых она знает лично. Францен считает, что для управления большой сетью хозяев и гостей нужна верификация участников и система поручительства.

Перевела Надежда Беличенко

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *